понедельник, 23 февраля 2015 г.

Пламенный привет весне...

Тысячи маленьких красных искорок рассыпаются на подтаявшем снегу в темнеющем лесу. Вокруг синий сумрак, небо причудливо расчерчено ярко-голубыми, нарисованными дневным светом, и черными полосами. Это уже вечер постарался и провел акварельными красками по половине небосклона.
А искорки все рассыпаются  и от малейшего дуновения ветерка, как светлячки, взмывают на метр от земли, а потом снова опускаются, затухая.
Гори, гори ясно, чтобы не погасло! Гори со всеми неприятностями и плохим настроением! Всего лишь несколько лоскутов ткани, обернутых вокруг в виде куколки. Целую неделю она ждала, собирала со всего дома злые мысли, копила зимнюю хандру, пока на кухне пеклись солнечные блины, а теперь горит ярким пламенем, и на душе как-то легче становится, дышится глубже и спокойнее.
Гори, зима, гори; уходи! Под сгорающей куколкой образовалась проталинка, кажется, что вот-вот из-под земли появятся подснежники, потому что птицы запели радостнее, воздух наполнился талой влагой, а подсвеченные огнем сухие травинки на краю ручья кажутся по-летнему сочными.
Хорошо, что в темноте не видны ужасающие следы таяния. Шагаешь себе по льду и лужам, не видишь их. Замечаешь, только когда ноги совсем промокнут. Ну и что с того? Главное, что воздух снова стал опьянять и не висит больше между деревьями заледенелая тишина.  На самом деле, главное, чтобы побыстрее это переходное состояние природы прошло. Стала бы земля сухой, а на ветках набухли бы почки и начали громко лопаться в предрассветный час.
За стволами вдалеке виднеются большие костры.  По сравнению с ними моя Масленка крошечная... Немного потягивает дымом, и от этого становится еще теплее и уютнее. Что-то диковато-веселое, языческое витает вокруг. Каждый с широко раскрытыми глазами ждет, пока догорит, наконец, пламя зимы. Тогда можно будет поверить, что зима кончилась и думать, что и ты внес вклад в наступление весны. Все-таки, снега в лесу и вправду стало меньше.:)
А теперь готовьтесь. Неделя выдалась на редкость кулинарной...











четверг, 12 февраля 2015 г.

Курс на полярную звезду

Я начинаю чувствовать себя особенно живой, когда пытаюсь описать все словами. Поэтому каждый вечер делаю запись в блокноте. Хоть слово, хоть букву или змейку, извивающуюся по странице. Вот только мои блокноты и записные книжки обратятся в прах. Распадутся на странички, клей высохнет и вывалятся фотографии. Акварель померкнет, билеты пожелтеют и уже ничего нельзя будет разобрать. Но мне не остановиться. Я поняла, что жизнь состоит из вкусов, запахов, звуков, ощущений и деталей, особенно, когда знаешь - они могут принять форму закручивающихся букв и прямых линий. И вдруг, когда я начинаю записывать или даже в мыслях складывать цельные предложения, меня охватывает непонятное волнение от ощущения жизни. Вот оно: в теплых шерстяных варежках, которые вязала мама. В шагах. Достаточно просто почувствовать каждое движение. Или позволить себе поверить, что в автобусе нет стекла, а снежинки, вздымаемые с дороги, летят прямо в глаза. Вдруг найти созвездие на небе, гораздо дальше от главного космического ориентира.
Полярная звезда очень удачно расположилась на самой морде Большой Медведицы. Ведь нам неправильно внушали, что звездный ковш - это и есть мама-мишка, превращенная Зевсом нимфа Каллисто. А мы все никак не можем взять в толк, почему какая-то поварешка, обычный черпачок, носит имя довольно грозного лесного зверя. Большая Медведица и впрямь большая. Устроилась себе удобно между Гончими Псами, Рысью, Львом и Жирафом. А мы, наивные, отмеряем прямую от двух крайних звезд. И думаем, что полярная звезда - самая яркая на небе. И что солнце обязательно встает на востоке, а вечером на западе самое яркое небо.
Сколько еще неправильностей в мире, в которые мы упрямо верим? Может быть, не стоит ориентироваться на полярную звезду, смотреть на нее до ряби в глазах, чтобы не потерять.
На меркнущем небе темнеют ветки, птичьи голоса сливаются с шелестом ветра по снежным сугробам, звездчато рассыпаются льдинки на земле. Возьму курс на полярную звезду, пускай снова ошибусь.






















четверг, 5 февраля 2015 г.

Уйти в текстуры

Иногда бывает так, что смысл теряется. И тут уж ничего не поделаешь, надо просто переждать и уйти в текстуры. Текстуры льда и снежинок, полосок стволов. Текстуры дивана и лоскутного одеяла. Или в другие жизни.
Смотреть на всех, наблюдать, как будто сам - невидимка. Заглядывать в окна и представлять, как уютно там, внутри. Находить персонажей для себя, для своих записей.
Вот, например, каждое утро встречаю папу с сыном. То есть, сначала я их только слышу. Каждый раз папа поет песенку о белых корабликах. Плохо поет, но явно старается. А я все время думаю, как сын всю свою жизнь будет помнить об этом. Как шел в садик зимним утром по маленькому леску, как было темно, как закрадывался между деревьями теплый свет фонаря. И папа поет. И так спокойно у него сразу будет на душе, чуточку грустно. Знакомый мотив будет постоянно навевать воспоминания. А может быть, это будут неуловимые ассоциации, как часто бывает у меня. В ускользающих сквозь пальцы картинках, сгустках света и щекотных прикосновениях к носу.
Завариваю чай и незаметно для себя напеваю под нос: "Белые кораблики..."